+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Дисбаты в ссср

Дисбат в армии

Дисбаты в ссср

Время чтения: ~6 минут Елена Павлова 401

Одним из видов наказания военнослужащих российской армии является служба в дисциплинарном батальоне. Не каждый знает, что такое дисбат в армии, кто туда попадает и за какие проступки.

У всех остались воспоминания о штрафбате в Великую Отечественную войну. Но в мирной жизни служба в батальоне позволяет скрыть то преступление, которое совершено солдатом или офицером во время нахождения в Вооруженных силах, ведь отметки о судимости не будет.

Дисциплинарный батальон – что это?

В армии бывают случаи, когда военнослужащий может совершить правонарушение. К тяжелым относят то, что солдатом или младшим офицером:

  • совершено убийство по неосторожности;
  • организован побег из части;
  • хранились и распространялись наркотические средства;
  • украдено что-либо у сослуживцев или испорчено имущество части;
  • поддерживались неуставные отношения.

Если правонарушение подпадает под статью Уголовного кодекса, то военнослужащего ждет наказание в соответствии с Законом. В таких случаях попадают правонарушители в погонах в дисциплинарный батальон.

Правила прохождения службы в дисбате, ее условия определяются как Уголовным кодексом РФ, так и Положением о дисциплинарном батальоне от 04.06.1997 года. На территории Российской Федерации осталось 2 отдельных дисциплинарных батальона. Они имеют статус воинской части. Расположены части в поселке Мулино Нижегородской области и Каштак Читинской области.

История появления дисбатов в армии

Первые арестантские роты организовали в 1866 году по Указу императора Александра II. В них отправляли проштрафившихся солдат по решению военно-полевого суда. Попадали в батальоны на 6 лет и те, кто считался неблагонадежным. Но условия содержания штрафников были так тяжелы, что они совершали новые преступления, стараясь попасть на каторгу.

Каторжанам жилось легче. Вскоре арестантские роты упразднили, заменив исправительными подразделениями. В них помещали на срок в 3 года рекрутов за совершенные преступления. Затем низшие чины отправлялись дослуживать в свою часть. Нахождение в арестантской роте не засчитывалось в общий срок службы.

В 80-х годах XIX века появились исправительные учреждения, куда направляли солдат, не желавших подчиняться командирам и жить по требованиям воинской службы. Там пытались исправить провинившегося, поставив его в жесткие условия. Если такое воспитание шло на пользу, то переводили заключенного в часть, засчитывая нахождение в исправительном учреждении в общую выслугу.

После революции сохранились в армии дисциплинарные батальоны, в которые направлялись военнослужащие, преступившие черту криминального кодекса. Перед войной попасть в дисбат мог тот, кто покинул расположение воинской части самовольно или совершил уголовное преступление средней тяжести.

Ликвидированы были дисциплинарные батальоны, когда началась Великая Отечественная война. Военнослужащие, находившиеся на момент нападения фашистов на СССР в исправительных подразделениях, отправлялись в регулярные части или организованные штрафные батальоны.

Штрафбаты пополнялись во время войны солдатами и офицерами, нарушившими приказ командующего не отступать, оставившими позиции самовольно. Людские потери в таких батальонах превосходили другие воинские части в 4 раза.

Дисциплина в батальоне очень строгая

Расформирование штрафбатов произошло в 1945 году, и на смену им пришли опять дисциплинарные батальоны. Максимально находятся нарушители в таких подразделениях в течение 2 лет.

Дисциплинарный батальон для военнослужащих – это и тюрьма, и служба. Попасть в воинское подразделение могут срочники, курсанты военных училищ. Нарушившие Устав или совершившие преступление направляются на службу в батальон временно.

На это время военнослужащего лишают офицерского звания, и приходится служить как простому матросу или солдату. Количество временного контингента в дисбате составляет не более 500 человек.

За служащими дисциплинарного батальона наблюдает постоянный состав офицеров и солдат воинской части. Для охраны набирают контингент в количестве 300 человек. Определен перечень преступлений военнослужащих, по которому он попадет в дисбат.

Наказывают тех, кто:

  • не выполнил прямой приказ командира;
  • самовольно оставил место службы;
  • сбежал с тонущего корабля;
  • дезертировал из армии;
  • регулярно опаздывал в часть после увольнительной;
  • оскорблял честь и достоинство сослуживцев;
  • нанес вред здоровью другого военнослужащего;
  • утратил выданное имущество, испортил имущество воинской части.

Не попадут в дисциплинарный батальон контрактники, которые до заключения договора прошли срочную службу. Если же контракт оформлен с военнослужащим, не прошедшим срочную службу, то при совершении преступления он попадает в дисциплинарный батальон. Офицеры, занимающие высокие должности, наказываются по-другому, без попадания в дисбат.

Срок нахождения в батальоне и освобождение по УДО

Время нахождения в батальоне определяет военный суд, и зависит срок от тяжести преступления. Одни могут провести в дисциплинарном батальоне 3 месяца, а другие – 2 года. После окончания срока военнослужащий возвращается в свою часть для продолжения службы. Время, проведенное в дисбате, не включают в стаж прохождения срочной службы.

Засчитывают время только по ходатайству администрации дисциплинарного батальона, направленному командующему военным округом. Как любой человек, отбывающий наказание за преступление, военнослужащий в дисбате имеет право быть досрочно освобожденным.

Уголовная ответственность военнослужащих за преступления против службы

По УДО выходят те, кто:

  • не нарушает Устав службы;
  • активно участвует в общественной жизни части;
  • не получает замечаний от командира.

Проведши треть срока в дисциплинарном батальоне и проявив себя положительно, осужденный переводится в исправляющиеся. Он может выполнять работы, выходя за пределы территории части.

Условно-досрочно освобождают нарушителя тогда, когда он отслужил в дисбате половину срока и переведен был в исправляющиеся.

Условия содержания в батальоне

Части, в которых содержатся осужденные солдаты и сержанты, расположены рядом с промышленными объектами или военными городками. Так, в Каштаке Читинской области, кроме дисциплинарного батальона, базируются военно-десантные войска и отдельная бригада материально и технического обеспечения.

Осужденные находятся на закрытой территории, за границы которой им запрещено выходить. Охраняются нарушители постоянным личным составом части. На территории находятся казармы, где проживают нарушители. Окна в казармах забраны железными решетками.

У каждого осужденного спальное место на двухъярусной кровати и тумбочка для хранения личных вещей и предметов гигиены. Выделено в помещениях место для приведения в порядок формы, совершения санитарно-гигиенических процедур. Раз в неделю проводится банный день.

Правила жизни и распорядок дня в дисбате строгие. Военнослужащие несут службу, одеты по форме, но в увольнительную их не отпускают. Любое нарушение дисциплины и распорядка дня подвергается наказанию в виде помещения на гауптвахту или взыскания.

Питаются осужденные 3 раза в день. Повара готовят пищу одинаково и для конвоя, и для осужденных. Важным воспитательным моментом в дисциплинарном батальоне является работа по разгрузке и погрузке, уборке территории и помещений, изготовлению железобетонных конструкций. Двигаться по территории части могут только бегом или строем.

Права верующих в дисбате не ущемляют, они могут проводить необходимые обряды

Получают осужденные плату за труд только в размере 50%. Остальная часть уходит в фонд воинского подразделения. Полученные денежные средства нарушители тратят на личные нужды, но не более 3 000 рублей в месяц.

Свободное время организуют для осужденных с:

  • чтением книг в библиотеке;
  • просмотром телевизионных программ;
  • организацией художественной самодеятельности.

Могут военнослужащие в дисбате получить образование в заочной форме. Отсутствует в батальоне дискриминация по религиозным мотивам. Верующим разрешено читать соответствующую литературу, исповедоваться у священника. Выходных у осужденных 2 дня в неделю.

Принудительная служба не является препятствием для встречи с родственниками. 2 раза в неделю разрешаются короткие свидания на 4 часа. Длительно может пообщаться осужденный с родными в течение 3 суток. Для свидания отведены специальные комнаты.

Несущие службу в дисциплинарных батальонах не лишены возможности получать посылки и письма. Содержимое посылок тщательно проверяется администрацией части. Разрешено разговаривать по телефону в свободное от работы время. Налагается запрет на:

  • общение с заключенными из других отрядов;
  • выход из казармы без разрешения;
  • увольнения в город;
  • свободное хождение по территории;
  • пронос на территорию части алкоголя, сигарет, продуктов питания, чая.

Служба для провинившихся в дисбате проходит не только в трудовой деятельности, но и строевой и физической подготовке, учебных занятиях. Времени свободного у нарушителей очень мало. После отбывания срока военнослужащего отправляют в часть в сопровождении офицера или прапорщика.

В чем разница между дисбатом и тюрьмой

Отбывание срока за преступление в дисциплинарном батальоне отличается от исправительной колонии. У военнослужащего в документах не делают отметки об уголовной ответственности.

В военном билете обозначают только номер воинской части и особые условия прохождения службы. Те, кто прошел службу в дисбате, не могут получить воинскую специальность. Но в любых учреждениях гражданской направленности берут прошедших дисбат.

Отличие от гауптвахты

Попасть на гауптвахту может любой военнослужащий за серьезное нарушение дисциплины. Содержится провинившийся в отдельной камере не более 30 суток. При этом нарушитель остается в своем звании. Дисциплинарный батальон создан для тех, кто в армии совершает преступления, перечисленные в Уголовном кодексе РФ.

Всех осужденных лишают званий, и служить они будут как простые солдаты или матросы. Дисбаты в армии – вынужденная мера, чтобы бороться с преступившими закон солдатами, сержантами. Служба в батальоне тяжела, но дает возможность человеку стать на путь исправления. Многим дается шанс не стать преступником потом, вернувшись из армии.

Дисбат

Дисбаты в ссср

В феврале 2006 года тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что дисциплинарные батальоны — это анахронизм и, мол, подобных формирований нет ни в одной армии мира (хотя это на самом деле не так — дисбаты есть, скажем, в США и Франции). Если военнослужащий ‚совершил преступление, пусть находится в рамках системы исполнения наказаний, — заявил министр. Дисбаты решено было расформировать. Но — не тут-то было! «Дизель», как называют дисбаты, живее всех живых!

Для начала рассмотрим, что же такое дисциплинарный батальон, какие там условия содержания и внутренний распорядок. В настоящее время в России пять «дизелей». Внутренняя структура такая — пять рот: две с тяжкими статьями, три — с не очень. По штату положено не более 800 солдат-зэков.

Попадают в «дизель» по решению военного суда за преступления как воинские, так и общеуголовные, небольшой тяжести, когда можно избежать уголовного преследования. Срок дают от 3 месяцев до 2 лет (в советское время максимум равнялся 4 годам). Осужденные солдаты носят погоны зеленого цвета.

Тот же цвет и на бляхах-ремней.

Во время нахождения в дисбате солдаты не лишены такого гражданского права, как участие в выборах (простые осужденные этого делать не могут).

Самая распространенная статья, за которую они попадают в дисбат, — это, конечно, неуставные отношения (40%, по данным Минобороны). Помимо «дедовщины» — «самоволка», воровство, хранение наркотиков.

В
последнее время все чаще стали осуждать за грабеж — когда солдаты уходят в увольнительную, обратно нередко возвращаются с отобранными у малолеток сотовыми телефонами.

Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж»

С родными осужденные солдаты имеют право видеться два раза в месяц по 4 часа.

Дисциплинарный батальон выглядит как самая обычная воинская часть со всей ее инфраструктурой: казармы, плац, медпункт, баня, комната досуга.

Однако часть обнесена колючей проволокой, а по периметру расположены вышки с вооруженными чаоовыми (солдатами-срочниками). Передвигаться солдаты-зэки должны строевым шагом или бегом. Так записано в уставе.

Распорядок дня в дисбате

Распорядок дня таков. Подъем в 6 утра. До обеда — два часа занятий по зазубриванию устава. Потом два часа строевой подготовки и, наконец, два часа бега и различных физических
упражнений. После обеда все то же самое, все те же шесть часов. И каждые 50 минут происходит построение и поверка. Если сравнивать с обычной колонией, то там все куда демократичнее.

Из-за такой монотонности дня у многих солдат не выдерживают нервы. Отсюда стычки, конфликты, ругань. За это уже совсем страшное наказание — батальонная гауптвахта, аналог
зоновского ШИЗО.

Туда могут засадить на срок до 30 суток! Помимо 8 часов сна, обитатель гауптвахты в остальное время не имеет права даже присесть! Если сравнить с зоновским ШИЗО, то почти все они сейчас обзавелись деревянными полами, на которых можно валяться хоть целые сутки. Так что солдатам — «дизелистам» живется-сидится труднее.

Почему забылась идея Иванова? Следующий министр обороны Анатолий Сердюков лично посетил несколько дисциплинарных батальонов, а также пару общеуголовных исправительных колоний. И признался, что в дисбатах условия получше, чем на зонах.

Это спорно по описанным выше причинам, но да ладно. В Минобороне пояснили отказ от ивановской идеи тем, что в колониях оступившиеся солдаты могут втянуться в криминальную среду.

Пребывание же в дисбате судимостью не считается.

Проведенное в нем время просто высчитывается из срока службы, и после отбытия наказания военный обязан дослужить (правда, обычно такого солдата стараются побыстрее отправить домой, чтобы не портил атмосферу).

Истории из дисбата

Чтобы повеселить читателя при помощи черного юмора, приведу историю, как раз по поводу дисбата. Привожу ее почти дословно, только убрав, так сказать, идиоматические выражения. Это рассказ бывшего «вертухая» дисциплинарного батальона:

«Тоска, всем охота в отпуск, а отпуск в дисбате — вещь нереальная. Есть один вариант гарантированного отпуска — пристрелить зэка при попытке к побегу, что само по себе маловероятно, бегут редко. Служил во втором взводе Петя Шнигель — немец родом с Алтая, одноклеточное существо, рыжий, косоглазый. Мечтал об отпуске страшно, плакал, хотел домой.

Путь домой лежал только через автоматную очередь в спину убегающего зэка, если таковой случится. В зоне сидел здоровый страшный кочегар — беспредельщик, блатной до ужаса, в общем крутизна. А баня была за пределами зоны и, чтобы кочегару получить чистое белье, нужно тащиться на КПП, проходить досмотр, делать крюк километра два; короче, геморрой.

А баня рядом вообще-то с кочегаркой, только за забором с двумя рядами колючей проволоки. Петруха «долбился» (нес службу) на четвертом посту, на вышке, как раз рядом с кочегаркой: солнышко, бессонная ночь; короче, закемарил.

Кочегар посмотрел — часовой спит, и орет банщику: «Молдаван, бросай белье через забор, мент кемарит!» Банщик бросил
узел с чистым бельем, но тот зацепился за колючку, развязался и рассыпался по предзоннику между забором и колючкой. Кочегар видит — косяк, но Петруха то спит, и кочегар решился полезть и собрать трусы и майки.

Пролез под колючкой, ползает по предзоннику, собирает тряпки. Само собой, в этот момент просыпается наш воин и обалдевает — вот он, долгожданный отпуск, в десяти метрах попытка к побегу, все честно и конкретно!

Петро передергивает затвор, начинает стрелять длинными очередями по кочегару без всяких там обязательных «Стой, назад!», «Стой, стрелять буду!», но так как косоглазый, попасть не может. Кочегар мечется по предзоннику, забыл про трусы и прет через колючку обратно в кочегарку. Петрухин расстрелял магазин, в азарте вставляет второй и продолжает вышибать отпуск из кочегара.

Тот все-таки пролез через колючку и бежит к кочегарке, а Петро в запале палит уже по зоне, а это, в общем, нельзя.

Кочегар влетает в кочегарку, и тут последняя в магазине пуля
рикошетом об асфальт пробивает ему легкое.

Он падает в дверях, Петруха рад до смерти и тут осознает, что застрелил зэка не в предзоннике, а в зоне, и поедет не в отпуск, а в соседний дисбат и там его точно кончат, когда узнают, где служил.

Он спрыгивает с вышки и тащит за ноги хрипящего почти жмура в предзонник — мол, замочил его там по уставу.

Мы, когда услышали в караулке пальбу, схватили АКМы, прибегаем, смотрим: маленький перепуганный Петруха тащит за ноги окровавленную тушу кочегара из зоны к забору. Въезжаем, что произошло, и начинаем ржать.

Собирается консилиум: что делать? Короче, Петруху кое-как отмазали, кочегара заштопали в госпитале и велели молчать, а то пристрелим конкретно».

Насильники в армии

А теперь слово бывшему следователю ленинградском прокуратуры Олегу Бабушкину, который как-то отправил солдат в дисбат за мерзейшее преступление: «В 26 лет я оказался в вооруженных силах Советского Союза (с 1986 по 1988 годы). Служил в Башкирии.

Поскольку работал на гражданке следователем прокуратуры, то и в армии оказался в той же должности — только в военной прокуратуре. Она занимается преступлениями, совершенными военнослужащими.

И вот, совсем скоро после моего приезда, в Уфе произошло громкое и мерзкое преступление — изнасилование бабушки!

Потерпевшая жила на окраине Уфы. В старом деревянном доме, расположенном в глухом месте. Неподалеку была воинская часть. Бабульке было 89 лет! Как-то к ней в дом ворвались два молодых человека и изнасиловали ее. Бабушка написала заявление в милицию.

Ей не очень-то поверили, думали, совсем сбрендила старуха, но соответствующая экспертиза подтвердила ее показания.

Бабулька почти не запомнила лиц нападавших геронтофилов, зато приметила кое-что действительно важное — насильники были в военной форме! Поэтому милиция передала дело военной прокуратуре.

Так я и узнал подробности преступления. Честно говоря, кто такие геронтофилы, я тогда еще слыхом не слыхивал, как, наверное, и многие советские граждане. У меня в голове не укладывалось, какое можно получить удовольствие от секса со старухой. Главный военный прокурор, назовем его М.

(башкир), был очень опытным работником и, что важно для следователя, обладал чутьем. Он тоже не очень-то был знаком с тактикой и психологией геронтофилов, но уверял, что они могут вернуться на место преступления. И потому приказал мне вместе с сотрудниками ГАИ патрулировать окраину, где находился дом изнасилованной старухи.

И вот мы, на уазике, день за днем патрулировали, наматывая круги по пыльным улицам.

Наконец, где-то через полтора месяца, нам повезло.

Во время патрулирования мы увидели двух стройбатовцев, направлявшихся к дому изнасилованной старухи! Эти ублюдки шли
к ней, чтобы развлечься повторно (как выяснилось потом на допросах)! Скажу честно, задержали мы солдат жестко, «приняли с пристрастием».

Короче говоря, два бесчувственных тела мы погрузили в УАЗ, и уже через полчаса эти уроды были в стенах военной прокуратуры. Однако они пошли в отказ. Бабушка тоже не могла их опознать. Ситуация получалась дурацкая. Преступники выявлены — доказательной базы никакой.

И тогда пришлось решиться на нетривиальные действия. И задействовать я решил изнасилованную старушку. Для этого надо хорошо знать различные варианты поведения потерпевших от насильников. Это очень тяжело психологически переносимое преступление. И все здесь зависит от конкретного человека.

Некоторые стараются выдавить случившееся из памяти. Они не хотят общаться на допросах, вдаваясь в болезненные подробности. Другие же горят чувством мести, они сами подгоняют следствие, готовы сказать ему любое содействие. Что касается нашей бабушки, она очень хотела, чтобы виновные получили заслуженное наказание.

Я решил воспользоваться этим ее желанием.

Арестованные стройбатовцы содержались не в обычном КПЗ, а на «губе».

От гауптвахты до здания военной прокуратуры было всего метров триста, однако в соответствии с Уставом Вооруженных сил СССР, подозреваемые были обязаны вестись в наручниках, причем в сопровождении двух автоматчиков.

В то решающее для следствия утро я как раз наблюдал, как
солдаты конвоировали геронтофилов. Их препроводили в мой кабинет. Там юноши наткнулись… на труп изнасилованной ими старухи!

Фраза одного из солдат была ключевой: «Она же должна была остаться живой!» Оставалось уже дело техники. Пока они еще не вышли из ступора, я набросился, как коршун: «Это мокруха, ребята! Понимаете, дебилы, «мокрая» статья! Под расстрел пойдете! Легко! Пишите, как дело было! Явку с повинной пишите! Сейчас вам жизнь свою поганую спасать нужно!»

Юноши «поплыли», разнылись: «Мы ‚ не хотели убивать, мы только это самое…» Короче говоря, написали они повинные явки, где в подробностях поведали о том, как по очереди изнасиловали старуху. Видимо, мало брома им давали.

Когда явки были задокументированы, допрос закончен, «труп» старушки преспокойно встал с кушетки и сказал: «Спасибо, Олег. Я теперь хоть помру спокойно, пусть посидят эти голубчики».

Потом, повернувшись в сторону солдат: «А вам, засранцы, я всю жизнь сниться буду. В кошмарах».

А договорился я с бабулей о том, чтобы она сыграла труп, удивительно легко. Сказала только: «Все равно мне скоро помирать, мне уж прогулы на кладбище ставят. Так хоть помогу напоследок вам. А то эти изверги таких дел могут натворить». Мы тщательно обговорили ее роль. Старушка проявляла усердие, ей, чувствовалось, хотелось не то что мстить, ей хотелось защитить будущих жертв этих подонков.

Кстати, бабуля напрасно прибеднялась, когда говорила насчет скорой кончины. Пока я служил в Уфе, она была все еще бодрячком и регулярно приносила мне клубнику со своего огорода. Что касается насильников из стройбата, то они были осуждены военным трибуналом и получили по 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в дисциплинарном батальоне».

Дисбат Мулино

Один из самых известных в России дисбатов, это 28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы.

Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский дисбат считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом.

Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.

Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в в\ч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра. Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.

Дисбат Мулино находится в Нижегородской области, где среди лесов и болот раскинулся поселок Мулино.

На самом деле термин «поселок» не совсем корректен – это просто крупный военный городок, в котором немногочисленное гражданское население представлено лишь отставниками и членами семей военнослужащих, а градообразующими предприятиями являются многочисленные воинские части.

Высокие заборы скрывают за собой казармы и парки бронетехники, по разбитым дорогам ездят почти исключительно выкрашенные в зеленый цвет грузовики, а с соседнего полигона то и дело раздаются звуки пулеметных очередей и пушечных залпов.

Среди прочих военных частей и находится дисбат Мулино. Внешне он почти не выделяется из череды прочих, но пользуется вполне заслуженной и грозной славой – в Вооруженных Силах страны нет ни одного солдата или сержанта, который бы не знал о его существовании.

Это Отдельный дисциплинарный батальон, один из двух, оставшихся в России. Страшный сон любого военнослужащего срочной службы. Для некоторых из них он становится страшной реальностью.

За этими стенами и заборами из колючей проволоки царит совершенно непередаваемая атмосфера – здесь нет улыбок и блеска в глазах, нет перекуров и дружеского общения, нет увольнений и посиделок в «чепке». Есть только Ее Величество Военная Дисциплина – беспощадная, безжалостная, бессмысленная и безграничная.

Восемь часов в сутки – строевые упражнения на плацу, восемь часов – зубрежка устава или (для счастливчиков!) тяжелый физический труд в цеху железобетонных изделий, и, наконец, восемь часов сна.

Единственная отдушина в череде бесконечной рутины – короткие перерывы на прием пищи. Передвижение что на плацу, что в казарме возможно только двух видов – строевым шагом или бегом. Любая небрежность, любая ошибка влекут за собой взыскания, самыми суровыми из которых являются одиночное заключение в каменном мешке гауптвахты на срок от 10 до 30 дней, или же военный суд и новый срок.

Шоковая дисциплина: российские дисбаты пустеют

Дисбаты в ссср

Срочник из Дагестана пытался заставить сослуживца заступить вместо него в наряд, а получив отказ, ударил по лицу. Теперь ближайшие пять месяцев он проведет в дисциплинарном батальоне.

Раньше такие истории были не редкостью, но сейчас новости об «армейской тюрьме» почти исчезли из повестки дня. Дисбаты как шоковое средство перевоспитания проштрафившихся солдат уходят в прошлое.

В настоящее время их осталось всего два, хотя на момент распада СССР в вооруженных силах была 21 такая часть. Количество осужденных сержантов и матросов, находящихся в дисциплинарных частях, сократилось с 17 тыс.

в советское время до двух-трех сотен человек в настоящее время. Причем их число продолжает уменьшаться. «Известия» вспомнили историю создания и узнали, как сейчас солдаты служат в дисциплинарных частях.

Топливо для «дизеля»

Современная история дисциплинарных частей отсчитывается с 6 июля 1940 года, когда указом президиума Верховного Совета СССР в Рабоче-крестьянской Красной армии были введены дисциплинарные части. Документ подписал председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин.

В то время дисциплинарные наказания были жестче, чем сейчас.

В документе говорилось, что даже самовольная отлучка солдата или краснофлотца из части продолжительностью свыше двух часов влечет за собой предание суду военного трибунала с направлением в дисциплинарный батальон на срок от шести месяцев до двух лет.

В СССР дисциплинарные батальоны имелись в каждом военном округе и флоте.

В этих частях были созданы максимально жесткие условия, поэтому солдаты боялись попадать в дисбаты и, если была альтернатива, предпочитали отбыть наказание в обычной колонии.

Сразу после развала Советского Союза дисциплина в «дизелях», как называют эти воинские части на солдатском жаргоне, резко упала. Не редко в дисциплинарных батальонах отмечались случаи массового неповиновения.

В отдельных дисциплинарных частях к армейским неуставным отношениям подмешивались зэковские порядки, идущие из тюрем и следственных изоляторов. Весь контингент осужденных, как в дисбатах, так и на зоне, делился на несколько категорий: «блатные», «приблатненные», «черти», «опущенные» и «петухи».

Дисциплину вернули только в 2000-х годах. Последний случай массового неповиновения, о котором стало известно общественности, имел место в 2003 году в дисбате в Читинской области.

Зубрежка устава и строевая подготовка

В армии сейчас осталось два дисбата: в поселке Мулино Нижегородской области и в поселке Каштак Читинской области.

«Дизель» — это дисциплинарная воинская часть, куда отправляют отбывать наказание осужденных за совершение преступлений солдат и сержантов срочной службы, а также курсантов первого курса военных вузов. Сейчас примерно 40% осуждены за самоволки, примерно столько же — за дедовщину, остальные — за уголовные преступления. Максимальный срок нахождения в дисбате ограничивается двумя годами.

Весь личный состав делится на две категории: переменный и постоянный. Переменный состав — это осужденные, а постоянный — охрана. Количество осужденных, проходящих службу в каждом «дизеле», не может превышать 500 человек при общей численности постоянного состава отдельного дисциплинарного батальона в 300 человек.

Служить в охране сложно, поэтому офицерам здесь присваивают воинское звание на одну ступень выше, чем в аналогичных общевойсковых частях: командир взвода — капитан, командир батальона — полковник.

В батальоне действует строгий режим, прописанный в «Положении о дисциплинарной воинской части». Все осужденные, попавшие в дисбат, лишаются званий и становятся рядовыми или матросами. Сама часть живет строго по уставу.

Действует жесткий распорядок дня, который могут выдержать далеко не все.

День рядового переменного состава проходит так: подъем в 6 утра, два часа на заучивание устава, два часа строевой подготовки и, наконец, два часа бега и физупражнений и огневая подготовка с макетами оружия. После обеда все повторяется.

По части солдаты передвигаются только строем. За нарушение правил внутреннего распорядка могут отправить на гауптвахту, где можно «задержаться» на 30 суток.

Осужденные привлекаются к хозяйственным работам в части. Кроме того, командир части может отправить солдат на подработки за пределы батальона. В таком случае половина заработанных денег будет поступать на счет части, другая — на счет солдату. Но он их получит только после увольнения — наличка в дисбате под запретом.

После «дизеля» солдаты отправляются дослуживать в свою часть. Важно, что на гражданку солдат переменного состава отправится с паспортом без отметки о судимости — эти данные останутся только в военных документах и на судьбе молодого человека, если он будет вести законопослушный образ жизни, отрицательно не скажутся. Теоретически бывший дисбатовец сможет работать даже в полиции.

Сейчас «дизели» находятся под присмотром региональных Общественных наблюдательных комиссий (ОНК). Их представители регулярно проводят проверки дисциплинарных частей, беседуют с осужденными солдатами. В последнее время правозащитники фиксируют сокращение количества жалоб. Еще одна важная тенденция — количество солдат переменного состава «дизелей» в последние годы снизилось примерно вдвое.

Цена наказания

В конце 2000-х годов в России и в других бывших республиках Советского Союза наметился кризис системы дисбатов. Пропорция между переменным и постоянным контингентом стала превышать все разумные пределы.

Так, на Украине в январе 2012 года в дисбате находилось только пять осужденных при численности постоянного свободного штата около двухсот военнослужащих. В Белоруссии на шесть осужденных приходилось в 2010 году около 160 военнослужащих обслуживающего состава.

Цена наказания, если ее пересчитать на «зайчики» и тенге, оказалась неподъемной. В результате в 2008 году от дисбатов отказался Казахстан, а в 2014 году — Белоруссия.

Теперь в этих странах военнослужащие, совершившие воинское преступление, отбывают наказание в обычных исправительных учреждениях без возвращения в вооруженные силы. Только в России и на Украине «дизели» существуют по сей день.

Вопрос о ликвидации дисбатов в России ставился неоднократно, причиной стало незначительное число приговоров, которые выносят военные суды. Но в итоге Минобороны пришло к выводу, что упразднять эти спецчасти необходимо поэтапно.

В 2011 году была проведена последняя на сегодняшний день реформа дисбатов, в ходе оргштатных мероприятий ликвидированы три из пяти оставшихся на тот момент батальонов: 595-й (поселок Замчалово, Краснодарский край), 40-й (Новосибирск) и 62-й в Уссурийске (Приморский край).

Освободившиеся должности были переданы военной полиции. И не исключено, что в ближайшее время два оставшиеся «дизеля» будут расформированы за ненадобностью.

Чем страшен

Дисбаты в ссср

Дисциплинарный батальон – дисбат или, на жаргоне, “дизель” – место, куда боятся попасть все военнослужащие без исключения. Чем же он так страшен и что происходит за закрытыми воротами и зарешёченными окнами?

“Умный журнал” заглянул внутрь и попытался ответить на этот вопрос.

Что такое дисбат

Дисциплинарный батальон – это специальная воинская часть, куда отправляют отбывать наказание осуждённых за совершение преступлений солдат и сержантов срочной службы, а также курсантов военных вузов. Срок пребывания в нём не может превышать двух лет и назначается за незначительные преступления (как правило, неуставные отношения и самовольное оставление части).

После отбывания наказания в дисбате военнослужащий продолжает проходить службу с того момента, на котором “остановился”, то есть срок пребывания в этом учреждении не засчитывается в срок службы.

Важный момент: после дисбата, в отличие от “гражданской” тюрьмы, в документах не остаётся отметки о судимости.

Все осуждённые в дисбате носят погоны рядовых (или, в случае флота, матросов). Если до этого они имели какое-то воинское звание, на время отбывания наказания их его лишают.

Режим дисбата

Осуждённые в дисбате находятся под стражей и живут в помещениях с решётками на окнах, но в целом находятся в более благоприятных условиях, чем большинство “обычных” заключённых.

Например, помимо двух краткосрочных свиданий (по четыре часа) каждый месяц, в год им полагается четыре длительных.

Каждое из них длится до трёх суток с правом совместного проживания – либо в специально оборудованном помещении на территории части, либо за её пределами.

Кроме того, в исключительных обстоятельствах (вроде смерти или болезни родственника) осуждённых отпускают домой на срок до семи суток, не считая времени на проезд.

Правда, личные деньги узникам дисбатов иметь запрещается. Все денежные поступления извне заносятся на их лицевой счёт, с которого они могут тратить по три тысячи рублей в месяц на еду и товары первой необходимости. На эти же цели им разрешается тратить ежемесячное довольствие в размере двух тысяч рублей. Конечно, имеются в виду дополнительные траты – кормит и одевает осуждённых государство.

Находясь в дисбате, осуждённые военнослужащие обязаны работать. Однако за это им даже положена зарплата, определяемая по расценкам организации, на которую они работают (а организации могут быть разные). 50% зарплаты поступает на счёт воинской части, 50% – на всё тот же личный счёт работников.

Всё остальное время занимают бесконечные мероприятия по разучиванию и применению на практике воинского устава (в основном, строевая и физическая подготовка).

За нарушения дисциплины осуждённого могут арестовать и поместить в одиночную камеру сроком до 30 суток. Выглядит она жутковато, и большую часть времени в ней приходится стоять (присесть разрешается лишь изредка и на несколько минут).

По отбытии трети срока осуждённого могут перевести в разряд “исправляющихся” с некоторым послаблением режима. Оно заключается в снятии ограничений на пользование деньгами с лицевого счёта, двух дополнительных длительных свиданиях в год и праве перемещаться за пределами части без конвоя.

Кроме того, члены этого “разряда” по отбытии половины срока имеют право претендовать на УДО (условно-досрочное освобождение).

Почему все боятся дисбата

Гражданскому человеку иногда сложно это понять, но для военнослужащего нет ничего страшнее, чем жить по уставу. А в дисбате всё происходит именно по уставу, что и заставляет провинившихся солдат на суде умолять, чтобы им назначили какое-то другое наказание.

Например, передвигаются осуждённые в дисбате исключительно бегом или строевым шагом.

Практически постоянно они подвержены изматывающим физическим нагрузкам – за исключением разве что сна и приёма пищи.

Бывают, правда, и теоретические занятия, заключающиеся в том, что группа солдат повторяет за начальником строчки из устава – по два слова, хором, в течение двух часов. Зрелище не для слабонервных.

В общем, за этими вроде бы невинными мероприятиями (физкультура на свежем воздухе, несложные уроки в классе) скрывается тяжелейшая нагрузка на психику, которую не выдерживают самые крутые и “отмороженные” деды, попавшие сюда за избиения сослуживцев, вымогательство и прочие прелести. Именно поэтому в дисбате так востребована работа местного психолога.

Закат эпохи дисбатов

По всему бывшему СССР, от которого они и достались современным странам в наследие, дисбаты постепенно отживают свой век. Осуждённых военнослужащих всё чаще отправляют отбывать наказание в обычные тюрьмы, а сами дисбаты за ненадобностью упраздняют. В Казахстане это сделали в 2008 году, в Белоруссии – в 2014-м.

В постсоветской России дисбатов было пять, но в 2011 году три из них расформировали. На сегодняшний день функционируют два: в нижегородском посёлке Мулино и забайкальском посёлке Каштак. Со временем этих динозавров тоже ждёт вымирание, и страшное место скоро превратится в одну из многочисленных армейских легенд. По крайней мере, военнослужащие на это очень надеются…

Дисбат это обособленное подразделение в армии, куда попадают солдаты, совершившие уголовное преступление, а также курсанты военных училищ, которым ещё не присвоили офицерское звание.

Сокращённое название этого формирования — одисб (отдельный дисциплинарный батальон), на армейском сленге это место называется «дизель».

Дисбат в Мулино, источник- https://vsekidki.ru/uploads/posts/2016-02/1455638582_disbat-4.jpg

В дисбат (сокращение от «дисциплинарный батальон») боятся угодить и новобранцы, и «деды». Основных причин, как правило, несколько:

  • Время, проведённое в дисбате, не будет засчитано как служба в войсках РФ. То есть, после «дизеля» солдату придётся дослужить столько, сколько и было до попадания в обособленное подразделение. К примеру, оставалось бойцу три месяца. Из-за ерунды произошла потасовка в казарме, и его отправили в дисбат на полгода. После возвращения ему предстоит отслужить всё те же три месяца.
  • Пребывание в подобном месте для многих оказывается тяжёлым испытанием. Те, кто отбывал наказание в дисбате, признавались, что зачастую они занимались хозяйственными делами по 8 часов в день, и ещё 8 были уделены физической подготовке. Отдых во время работы не предусмотрен. Причём работа никогда не переводится — если нет ничего срочного, дело всё равно найдётся для каждого.

История возникновения

История дисбата берёт своё начало 6 июля 1940 года, когда указом Президиума Верховного Совета СССР в Красной армии были созданы специальные формирования для содержания солдат, преступивших закон.

В положении, подписанном председателем президиума Верховного Совета СССР Михаилом Калининым, говорилось, что осуждённые могут пребывать в одисбе от 6 месяцев до 2 лет.

При этом отпуск не предусматривается, а самовольная отлучка карается Военным трибуналом по статье «дезертирство».

Отличия дисбата от обычной тюрьмы

https://imgprx.livejournal.net/f5dcf42889f04e2fd45050530c8cffdc4f309dd5/NIPT5eLCMdaIBsMmLuJ6YM2gB1LItPrRGKHy8h2OdpGLMNZ7StJ6iBFxf5HHO8Dg_TQtRaUD6pr4akzL0oGC5lPrqHwsKFejXECjO8eoUCY

Окна дисбата зарешечены, осуждённые пребывают под стражей. Однако у них есть существенные преимущества по условиям содержания перед тюремными заключёнными:

  • Солдатам разрешены два коротких (4 часа) свидания в месяц и четыре длинных (трое суток) в год.
  • В непредвиденных ситуациях (например, если близкий человек находится при смерти) заключённых отпускают домой на недельный срок, без учёта времени, проведённого в дороге.
  • Заключённые имеют право тратить по 3 000 рублей в месяц на еду и покупку предметов первой необходимости. Ещё есть ежемесячное довольствие — 2 000 рублей в месяц. Их можно тратить аналогичным образом. Разумеется, данные траты входят в разряд дополнительных, так как кормит и одевает их государство.
  • Иногда заключённых отправляют на подработку. Однако их труд оплачивается: 50% поступает воинской части, оставшиеся 50% — на собственный лицевой счёт бойца.
  • Если заключённый отбыл 1/3 срока и показал себя с хорошей стороны, его могут перевести в категорию «исправляющихся». В этом случае предусматриваются некоторые поощрения — например, снимается лимит на использование денежных средств.
  • Пребывающие в дисбате имеют право принимать участие в выборах (в обычных тюрьмах заключённые этого делать не могут).
  • После освобождения в документах осуждённого не делается пометка о судимости.

Режим в дисбате

Инфраструктура дисбата включает в себя казармы, медпункт, плац, баню и комнаты досуга.

День в специализированном батальоне проходит строго по установленному распорядку: подъём в 6 утра, затем 2 часа на заучивание устава, 2 часа строевой подготовки, 2 часа физической подготовки, перерыв на обед — и всё сначала. Каждые 50 минут происходит построение. Ну и ещё, разумеется, хозяйственные работы.

https://ruadvocate.ru/wp-content/uploads/2019/02/1358936696_disbat-19.jpg

Монотонный ритм пребывания в дисбате — суровое испытание. Многие не выдерживают. Нарушения дисциплины могут повлечь за собой наказание в виде помещения в одиночную камеру сроком до 30 суток. Большую часть времени там приходится проводить стоя: посидеть и полежать возможно лишь во время сна, на который отводится 8 часов.

Из пяти дисбатов послесоветского периода на сегодняшний день на территории Российской Федерации функционируют всего два — в посёлке Мулино Нижегородской области и в посёлке Каштак Забайкальского края. Вполне возможно, что и их в скором времени устранят. Некоторым военнослужащим наверняка очень бы этого хотелось.

Ставьте лайки иподписывайтесьна наш канал – здесь ещё будет много интересного!

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.